Система Никитиных

Система Никитиных признана в Америке, Японии, Германии и родной России. Борис Павлович Никитин (21.01.1916–1999) и Никитина Лена Алексеевна (31.01.1930) — родители, педагоги, авторы оригинального семейного воспитания, одни из основоположников методики формирования творческих способностей с самого раннего детства. Они вырастили и воспитали семерых детей, на сегодняшний день у них 24 внука. Центр раннего развития в Киеве

Биография

Борис Павлович Никитин родился на Северном Кавказе в семье кубанского казака. В 1941 году окончил Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского, служил в истребительной авиации. Там-то он уже и начал создавать свои первые развивающие игры. В 1949 году он вышел в отставку и занялся научной педагогической работой в НИО Министерства трудовых резервов, затем — в Институте теории и истории педагогики, НИИ психологии и Институте трудового обучения и профориентации АПН. В 1958 организовал группу педагогов, разрабатывал идею открытия школы, которая бы повторяла опыт Макаренко.

Лена Алексеевна Никитина родилась в 1930 году в поселке Болшево Московской области. Мать, Е. А. Литвинова, — учительница. Отец, А. Д. Литвинов, — военный инженер. В 1948 году Лена окончила Болшевскую среднюю школу с золотой медалью, в 1954 году — Московский областной педагогический институт. Два года работала учительницей в селе Воеводское Алтайского края. С 1956-го по 1960 г. работала в московской железнодорожной школе №40. С 1960-го по 1980 г. — библиотекарем и заведующей Болшевской библиотекой.

Будущие супруги познакомились в 1958 году на городском педагогическом совещании. Борису Павловичу на тот момент было 42 года, Лене Алексеевне — 28. Их объединили общие интересы — педагогика, творческая деятельность, школьные преобразования, ученики и преподавание. Подготовка к школе - центр Киева.

Школу открыть не удалось, зато получилось создать свою собственную семью.

В 1959 г. у них родился сын Алексей, 1960 — Антон, затем Ольга, Анна, Юля, в 1969 — Иван и самая младшая – Любовь.



Как всё это начиналось

Когда в семье Никитиных появился первенец, ни о какой системе развития и воспитания не было и речи. На тот момент Борис и Лена имели довольно примитивное представление о младенцах. Они просто радовались своему сынишке, любили его и заботились о его потребностях.

Но вскоре, они стали замечать, что малыш плачет по-разному, как будто о чем-то говоря; сопротивляется, когда на него надевают чепчик, реагирует на внешние раздражители и т. д. Тогда Борис и Лена решили довериться своей интуиции и, вопреки стандартам воспитания, стали прислушиваться к желаниям и «подсказкам» своего сына, развивать его физические и интеллектуальные возможности. Теперь их малыш ел и спал не по часам, а когда хотел и сколько хотел. А бодрствование проводил, занимаясь физкультурой, закаливанием, общаясь с мамой, слушая ее песни или самостоятельно находя для себя интересные занятия.
 Словом, Никитины доверились природе, или, как считает Лена Алексеевна: «То, чем мы занимались, было вовсе не новаторством, а всего лишь — возвращением к истокам». И результат не заставил себя ждать — сын стал развиваться намного быстрее, чем было написано в популярной литературе.

Свои наблюдения, открытия и опыты решения проблем Никитины тщательно записывали в тетрадочки — дневники. Позже, эти записи и легли в основу книг Никитиных.

Интуитивно накопленный супругами Никитиными опыт помогал им создавать естественные условия для дальнейшего развития способностей детей, исходя из их желаний и потенциалов. Так постепенно, шаг за шагом, методом проб и ошибок, создавались их принципы семейного воспитания.



«Правы ли мы?» 


У супругов Никитиных с появлением первого ребенка начались серьезные столкновения с родными бабушками и соседями. Те считали, что Лена и Борис проводят «неумные эксперименты над своими собственными детьми». 


В 1965 г. о семье Никитиных был снят первый кинофильм «Правы ли мы?», в котором они рассказывали о своём опыте и возможностях раннего развития детей. Тут же стали возникать первые столкновения с педагогами и медиками, которые утверждали, что Никитины калечат своих детей. И это не удивительно, ведь в то время, то, что пропагандировали Никитины, не укладывалось ни в какие рамки консервативных советских взглядов о воспитании детей.

Но Никитины, видя своих детей здоровыми, сильными, выносливыми, закаленными, увлеченными, к трем-четырем годам осваивающими чтение и азы математики, перескакивающими в школе через классы, продолжали их воспитывать в том же духе.

Конечно, многое из того, что возмущало тогдашнюю общественность, сейчас никому из нас не покажется чем-то новым или оригинальным: 



  • Прикладывание новорожденного к груди сразу после рождения. 

  • Кормление ребенка по требованию, в том числе и ночью. Тоже самое относится и к ребенку после года — Никитины считали, что детей нельзя заставлять есть насильно. 

  • Совместный сон мамы и малыша. 

  • Естественное грудное вскармливание без докорма до появления первого зуба (допаивать ребенка можно только водичкой). 

  • Принятие воздушных ванночек, закаливающие процедуры.

  • Избегание специальной стерильности. 

  • Обучение гигиеническим навыкам с рождения — выдерживание ребенка над тазиком, в том числе и ночью. 

  • Специальные упражнения для развития физических данных ребенка, в дальнейшем — с использованием спорткомплекса.

  • Предоставление ребенку полной свободы для познания окружающего мира. Это учит ребенка занимать активную жизненную позицию.

  • Родители сами знакомят детей с опасными предметами (спичками, иголками, ножницами т. д.), позволяя ребенку, например, дотронуться до горячего чайника. Это учит его в дальнейшем осторожности.

  • При встрече с большой опасностью (поезд, автомашина, открытое окно и т. п.), показываем преувеличенное опасение, чтобы ребенок видел образец поведения в подобной ситуации. 

  • Если вы что-то запрещаете ребенку, нужно строго сказать, что «нельзя», но тут же рассказать, что можно: «Рвать книги нельзя, а старую газету можно».
  • Впервые давая карандаш или ложку ребенку в руки, сразу закрепляем предмет в его руке правильно, чтобы не пришлось переучивать.

  • Для развития эмоциональной сферы ребенка очень важен физический контакт с мамой. Поэтому стараемся почаще брать ребенка на руки, или, если такой возможности нет — пусть он нас хотя бы видит или слышит наш голос. 

  • Хвалим ребенка, искренне радуемся его успехам, записываем динамику его достижений.

  • С 11 месяцев малыш уже может испытывать сострадание и желание помогать старшим. Возбуждаем и поощряем в нем сочувствие «Мама устала, принесешь ей тапочки». Делаем дела вместе с ребенком, вместе радуемся и огорчаемся.



Главная задача воспитания — развитие способностей

Основная идея методики Никитиных — НУВЭРС — Необратимого Угасания Возможностей Эффективного Развития Способностей. Каждый здоровый ребенок, рождаясь, обладает колоссальными возможностями развития способностей во всех видах человеческой деятельности. Но для наиболее эффективного развития ума и тела существует определенное время и определенные условия. Если способности вовремя не нашли своей реализации, то их потенциал угасает. Способности, получившие поддержку на ранних стадиях жизни, потом развиваются в большей степени.

Никитин считает, что у родителей должна быть только одна цель: не мешать развитию ребенка, а помогать ему. Для этого надо создать «опережающие» условия и богатую развивающую среду. Допустим, ребенок только начал говорить, а у него среди игрушек уже появляются кубики с буквами, разрезная азбука, пластмассовые буквы и цифры. Так же было и с математикой (счеты, счетные палочки, цифры, измерительные приборы, таблица: сотни и тысячи, бусинки на проволоке и пр.), конструированием (всевозможные кубики, мозаика, конструкторы, строительные материалы, инструменты и др.), спортом (спортснаряды в разных сочетаниях в доме и во дворе).



Основные принципы методики Никитиных



Сами Никитины выделяют три основных принципа, которые были выработаны ими в ходе практики жизни, в общения с детьми: 
  

Во-первых, это легкая одежда и спортивная обстановка в доме: спортснаряды вошли в повседневную жизнь ребят с самого раннего возраста, стали для них как бы средой обитания наравне с мебелью и другими домашними вещами.
 


Во-вторых, это свобода творчества детей в занятиях. Никаких специальных тренировок, зарядок, уроков. Ребята занимаются сколько хотят, сочетая спортивные занятия со всеми другими видами деятельности.
 


В-третьих, это наше родительское неравнодушие к тому, что и как у малышей получается, наше участие в их играх, соревнованиях, самой жизни.


Никитины убеждены, что существуют две крайности, которых надо избегать. Это "заорганизованность" (сверхзаботливый уход, непрерывные занятия, развлечения, игры, в результате чего у ребенка не остается времени для самостоятельной деятельности), и "заброшенность" (когда общение с малышом сводится только к его обслуживанию — накормить, одеть, уложить спать). 

Правильнее — просто радоваться успехам детей, это и будет поддерживать в них интерес. Как писал Б. Никитин: «Самый совершенный спорткомплекс не вызывает его интереса, не «срабатывает», если мы, взрослые, остаемся равнодушны к тому, что с ним делает ребенок, как у него получается. А если упал, если неудача? Тогда мы утешим, конечно, вытрем заплаканные глаза, ободрим («Не горюй, еще получится!»)».



И дети учат нас 


Все психологические тонкости общения Никитиных со своими детьми пришли не сразу, а постигались нелегко, порой через ошибки и промахи. 


И вот два тому примера:

Первый. Когда ребенок попадал в трудное положение (упал и не мог встать, застрял и т. п.), Лена и Борис делали вид, будто не замечают этого. Малыш старался, кряхтел, плакал, но в итоге сам справлялся с ситуацией. И какое-то время Никитины считали, что они делают всё правильно. Но однажды они увидели такую неприятную картину: их второй полуторагодовалый сын плакал от ушиба и испуга, а старший трехлетний сын даже не смотрел в его сторону, как и его родители. Он был равнодушен к слезам брата. Это заставило Никитиных изменить свою тактику. 


Второй. Вся семья собралась за столом на ужин. Самый маленький из детей, ему еще не было и года , сидел у мамы на коленях. Взяв со стола ложку, он потянул было ее в рот, но уронил на пол и заплакал. Лена спустила сына на пол и сказала, чтобы тот поднял ложку. Но малыш заплакал еще громче и отпихнул ложку. Мама, не желая потакать капризам, настаивала на своем, а малыш плакал еще пуще прежнего. Все перестали есть, настроение было испорчено. «Ну тогда ты мне не нужен такой!» — сказала мама и выбежала из кухни. Плачущий малыш пополз за ней. И только опомнившись, Лена поняла, как была несправедлива к нему: «Сын искал у меня понимания и помощи, а получил — за простую оплошность — самое жестокое наказание: от него отказалась мама. Он протестовал как мог, а я... даже не пыталась его понять, шла в своих действиях из каких-то затверженных
правил, а не от ребенка и его состояния...»


Ошибки воспитания 


Разумно используя идеи Никитиных можно постараться вырастить своих детей здоровыми, крепкими и смышлеными. Те же явные недочеты, о которых впоследствии Лена и Борис сами писали в своих книгах, скорее, относятся именно к их семье и их слишком большой увлеченности своей же собственной системой. 



  1. Сосредоточенность на детях. Несмотря на то, что и Лена, и Борис работали — всё остальное время они посвящали только детям. 

  2. Семья Никитиных жила в искусственно-изолированном мире. Вся жизнь была сосредоточена только в их маленькой квартирке. Дети не посещали детский сад — Никитины не хотели, чтобы те проводили весь день в незнакомом месте. В результате дети и вправду чувствовали себя чужаками в обществе. В школе они были намного младше своих одноклассников и не имели друзей. 

  3. В семье Никитиных были перепутаны функции мужчины и женщины. Решение многих проблем легло на плечи Лены, она была ведущим лидером.
  4. Серьезная жизнь порой подменялась игрой. У Никитиных была мастерская. Дети забавлялись в ней с инструментами и станками, но у них не было настоящего дела или задания, например, сделать свою табуретку, полку и т. п. 

  5. Никитины большое внимание уделяли развитию физических возможностей, творческому интеллекту, трудовых навыков, а гуманитарная, эстетическая и нравственная сторона практически отсутствовала. 

  6. Дети в семье Никитиных, занимались только тем, что им было самим интересно, а значит легко. И соотношение «хочу» и «надо» сильно перевешивало в сторону первого. Поэтому, если что-то детям Никитиных не нравилось или было для них трудно — они этого избегали. Когда заложенный в семье багаж знаний закончился и надо было учиться и трудиться, чтобы добывать знания — никому этого делать не хотелось. Детям, не привыкшим к дисциплине, не нравилось ходить в школу – и мама оставляла их дома. 

  7. Семья Никитиных жила как в аквариуме — в их доме почти постоянно присутствовали какие-то посторонние люди — гости, врачи, педагоги, журналисты, «перениматели» опыта. При этом у каждого посетителя было своё видение системы — начиная от доброжелательно-положительного и заканчивая агрессивно-обвинительным. А семья и дом — это наша крепость, это личное. 



Многие считали, что дети Никитиных вырастут гениями, обладающими сверхвозможностями. Но сами Лена и Борис не раз подчеркивали, что воспитывали не «вундеркиндов», а самостоятельных людей, способных вступиться за себя и ответить «нет». Дети Никитиных были одарены, интеллигентны, воспитаны в стремлении достигать цели. Все они состоялись во взрослой жизни — каждый из них является специалистом в своей области. У всех есть крепкие семьи и, как минимум , двое детей.

Звоните нам
(044) 360-34-44
(097) 283-84-14